Круглый стол Стимулы для «энергобережливых», "Деловое обозрение", март 2012 № 3 (171)


В ходе заседания круглого стола «ДО» его участники рассматривали на картинках то, что обычно остается невидимым: как тепло через стены покидает жилой дом. Тепловизионная съемка – это только констатация факта. Какие стимулы нужны россиянам, чтобы начать реально сберегать энергию?

Участники круглого стола:

Евгений ВЕРШИНИН ООО «Альтернатива в энергетике», генеральный директор;

Сергей ГИГИРЕВ Фонд содействия реформированию ЖКК и энергоэффективности Ульяновской области, директор;

Владимир ЕГОРОВ ООО «Энергоэффективность», директор;

Игорь ЖУРАВЛЕВ Ульяновский филиал «Волжской ТГК», заместитель генерального директора;

Григорий НИКОЛАЕВ СРО «Симбирский дом» , директор;

Николай ПОГОДИН УК «Жилстройсервис», исполнительный директор;

Валерий ШАГАЕВ Ульяновское региональное отделение общественной организации «Опоры России», сопредседатель.

ФЗ-261 определил, кто, как и зачем должен сберегать энергию. Но процесс идет вяло, заявленные сроки мероприятий срываются...

  • Сергей ГИГИРЕВ Фонд содействия реформированию ЖКК и энергоэффективности Ульяновской области, директор

    Установка приборов учета в бюджетных организациях должна была завершиться в 2011 году. На сегодняшний день в бюджетной сфере Ульяновской области обеспеченность приборами учета воды и электроэнергии практически 100%, более дорогими, на тепло, – 78%.

    Из пяти тысяч многоквартирных домов счетчиками оснащены порядка двух тысяч. По жилому фонду нет жестких ограничений в сроках установки приборов учета. Не факт, что в 2012 году они будут во всех многоквартирных домах. Но кто хочет по-честному получать и оплачивать ресурсы, должны были еще раньше установить счетчики.

    Энергосбережением сегодня занимаются те, кому это выгодно: кто хочет меньше платить за ресурсы и те, кто хочет заработать на проведении соответствующих мероприятий. На мой взгляд, население в большинстве своем до сих пор считает, что кто-то должен прийти и все сделать.

  • Владимир ЕГОРОВ ООО «Энергоэффективность», директор

    Для того чтобы появился стимул сберегать ресурсы, каждый участник цепочки – от производителя до потребителя – сначала должен произвести учет ресурсов, понять, насколько и как можно снизить затраты, найти средства и выполнить поставленную задачу. Процесс тормозит отсутствие свободных средств. Инвесторы не получают от власти гарантий возврата вложений, Минрегион РФ так и не разработало условия энергосервисного договора.

  • Валерий ШАГАЕВ Ульяновское региональное отделение общественной организации «Опоры России», сопредседатель

    В составе делегации «Опоры России» я ездил в Австрию, в город Гюсинг, где все объекты на автономном отоплении, автономной электроподаче. Нас специально повезли знакомиться с технологиями последнего поколения в Европе. Что нам показали? Кучу дров, которыми топится котел, биомассу (то есть то, что собирается с животноводческих ферм), из которой производится теп-лоэнергия. В принципе, показали простейшие вещи, технологии 90-х годов прошлого столетия. В целом по результатам этой поездки сложилось впечатление, что энергосбережение – это в первую очередь бренд, который России насаждают со стороны Европы с целью продавать технологии и оборудование европейцев.

    У европейцев ресурсы гораздо дороже, поэтому у них совершенно другой подход к энергосбережению. А у нас со времен Советского Союза никто никогда не пытался считать, сколько и каких ресурсов мы потребляем. Пока не сменится поколение, власти придется насильственно насаждать экономию ресурсов. Мероприятия по энергосбережению нужны. Но их невозможно законодательно проводить иначе, как только по доброй воле собственников, процентов восемьдесят которых в принципе не хотят понимать, зачем этим заниматься. У них нет мотивации.

  • Евгений ВЕРШИНИН ООО «Альтернатива в энергетике», генеральный директор

    Мне довелось поработать и на предприятиях «советского» образца, и на современных западных предприятиях, построенных в Ульяновской области. На первых руководство относится к энергосбережению как к дополнительной головной боли. Иногда даже планов реализации энергосберегающих мероприятий нет. А сотрудники игнорируют самые элементарные правила энерго-сбережения.

    На современных западных предприятиях энергосберегающие технологии внедрены еще на стадии строительства. Это теплоизоляция, автоматизированные электроприводы, системы погодного регулирования. Плюс руководство компании спускает требования всем – от главных специалистов до сотрудников низшего звена – соблюдать правила экономии энергии. И все обязаны отчитываться по выполнению этих требований.

    Что важно: предприятие разбито по подразделениям, каждое из которых знает свой норматив энергопотребления. Например, удельный показатель на единицу выпущенной продукции.

    На мой взгляд, хорошим стимулом для выполнения энергосберегающих мероприятий на промышленных предприятиях является постановка целей под конкретный проект энергосбережения, жесткий контроль руководства.

  • Сергей ГИГИРЕВ Фонд содействия реформированию ЖКК и энергоэффективности Ульяновской области, директор

    По большому счету, это самодисциплина. Эти же мероприятия можно реализовать методами технических решений. Технологии всем известны: светодиодные светильники, оснащенные фотоэлементами, акустическими датчиками, системы автоматического регулирования и так далее. В моем подъезде установили энергосберегающий автоматический светильник. Через две недели он вышел из строя. Сняли, поставили простую лампочку и ушли. Хотя можно было сдать продавцу по гарантии, отремонтировать. Но оказалось, что так проще. Нет заинтересованности.

  • Григорий НИКОЛАЕВ СРО «Симбирский дом» , директор

    Мы в свое время просчитывали окупаемость этих технологий, датчиков движения. Получилось восемь лет. Плюс затраты на серьезное антивандальное оборудование, которое с учетом российского менталитета ставить надо обязательно. В конечном итоге мы отказались от экспериментов.

  • Евгений ВЕРШИНИН ООО «Альтернатива в энергетике», генеральный директор

    Менталитет особенный, согласен. Должны быть достаточно грамотные технические решения, чтобы защитить энергосберегающее оборудование, и, надо сказать, такие уже имеются.

    Еще один момент: новые технологии изначально очень дороги, но с ростом продаж цена снижается. Сейчас на рынке уже есть предложения по внедрению светодиодных светильников в места общего пользования со сроком окупаемости от полутора до двух с половиной лет – при действующих тарифах и двухзонном учете потребляемой электроэнергии.

    Что необходимо, чтобы активизировать работу по всей цепочке «от производителя до потребителя» в направлении энергосбережения?

  • Игорь ЖУРАВЛЕВ Ульяновский филиал «Волжской ТГК», заместитель генерального директора

    В первую очередь, необходимо устанавливать приборы учета. Счетчик позволяет отмерить тот объем ресурса, который был передан потребителю. А с учетом полученных данных можно уже снижать его потребление и таким образом платить только за то тепло, которое необходимо.

    Есть простые энергосберегающие мероприятия – закрыть форточки, подвалы, подъездные двери, чердаки, утеплить трубы и даже стены, хотя это сложнее и дороже. Но существуют еще и системы погодного регулирования, которые позволяют потреблять больше тепла, когда температура наружного воздуха понижается, и меньше – когда повышается. Сейчас, когда ночью температура понижается до двадцати градусов мороза, а днем поднимается до восьми градусов, Волжская ТГК подает теплоноситель из расчета на 20 градусов. Если в доме установлена система погодного регулирования, то дом получит порцию горячей воды, задвижка закроется, а счетчик остановится. Горячую воду будут гонять по системе, пока она не остынет до нормативной температуры. А там, где нет регулирования, вода течет по трубе бесконтрольно, дом потребляет большое количество тепла, и плата за ресурс получается очень высокая. Причем люди платят за тепло, которое уходит через открытые форточки, когда они спасаются от духоты.

  • Николай ПОГОДИН УК «Жилстройсервис», исполнительный директор

    Вот конкретный пример с цифрами: два одинаковых монолитных восемнадцатиэтажных дома, и в том, и в другом теплоснабжение обеспечивает «Теплоком». Параметры в обоих домах приблизительно одинаковые, площадь – тоже. Один дом оборудован прибором учета тепла, другой – нет. Там, где счетчик стоит, за прошлый год выставлено УМУП «Теплоком» 1 млн. 882 тыс. рублей, где нет счетчика – 3 млн. 312 тыс. рублей.

    Мы уговорили собственников проголосовать за то, чтобы управляющая компания вложила инвестиции в энергосберегающие технологии. 50 домов за это проголосовали, и на них поставили автоматику. До установки систем регулирования в квартирах была температура 23-25 градусов, после – 20 градусов. Это нормативная температура, но людям она не нравится. Была масса жалоб, звонков, мы ходили по квартирам и давали разъяснения. Но весной будет другая ситуация: в соседних домах, где нет автоматики, из-за жары начнут открывать форточки и переплачивать за ненужное тепло, а там, где автоматика, установится нормативная температура. Но убеждать население в пользе энергосберегающих технологий очень непросто. Легко разговаривать с теми, кто уже почувствовал прямую выгоду от этих мероприятий.

  • Владимир ЕГОРОВ ООО «Энергоэффективность», директор

    В течение последних четырех месяцев наше предприятие проводило аудит потребления теплового ресурса в жилом фонде управляющей компании «Аметист». Прежде всего, мы посчитали по каждому дому годовое удельное потребление тепла. Именно эта характеристика прописана в СНиПе «Тепловая защита зданий и сооружений», которым определяется пять категорий эффективности многоквартирных домов: очень высокая, высокая, средняя, низкая и очень низкая эффективность.

    На сегодняшний день в дальнемЗасвияжье Ульяновска 50% домов можно отнести к категории «низкая эффективность» и примерно 50% – «очень низкая эффективность». Последняя категория согласно СНиПу требует срочного вмешательства в энергопотребление дома. Но если говорить о проблемах, то это только вершина айсберга.

    Специально для управляющей компании мы сделали дополнительный анализ не только по году в целом, но и по каждому месяцу. В итоге получилось, что удельное потребление тепловой энергии многоквартирными домами в феврале при среднемесячной температуре наружного воздуха – 18,7 градуса ниже, чем в апреле при среднемесячной температуре + 4,4 (например, в доме по улице Камышинской, 12 – 13,14 вт/куб. м*С и 15,9 вт/куб. м*С соответственно). Это можно объяснить тем, что в феврале энергетики не выдерживают температурный график, а население, соответственно, недополучает тепло и замерзает. В памяти у людей остается именно этот дискомфорт, а не апрельская жара, когда они просто распахивают форточки. Поэтому на собраниях на наши предложения поставить в домах системы регулирования тепла собственники отвечают: мы и так замерзаем, а с регулировкой будем получать еще меньше тепла.

    Думаю, с расчетами, которые мы сделали, нам будет проще убедить собственников принять решение об установке систем регулирования – картина очень наглядная.

    На сегодняшний день можно организационными мерами, не делая серьезных денежных вливаний, оптимизировать систему теплоснабжения в городе, начиная с утверждения температурного графика, который должен быть публичен, и до расчета количества теплоносителя каждому потребителю. Ни для кого не секрет, что расчетный температурный график основным поставщиком тепловой энергии в городе не выдерживается по разным причинам, поэтому если не договориться о «правилах игры» на «берегу», этот бардак так и будет продолжаться. Словом, производителям и потребителям тепла необходимо сесть за стол переговоров с участием администрации и СМИ.

  • Григорий НИКОЛАЕВ СРО «Симбирский дом», директор

    В первую очередь, потребитель должен иметь право выбора: у кого купить ресурс и за сколько. Второе: если есть естественные монополии, нужны взаимовыгодные и сбалансированные договорные отношения по поставке. Третье: в регионе должна быть экономически обоснованная, прозрачная нормативно-тарифная политика в коммунальной сфере. Четвертое: должна быть четкая региональная стратегия по энергосбережению и энергоучету.

    Что мы имеем? На сегодняшний день львиная доля в денежной массе жилищно-коммунальных платежей приходится именно на коммунальную составляющую, особенно на тепло и ГВС. Но совершенно непонятно, из чего складывается стоимость гигакалории, которую утвердило региональное министерство экономики. В Ульяновске она самая высокая в ПФО – порядка 1300-1400 рублей. На сайте крупнейших поставщиков тепла в городе практически нет информации о показателях финансово-хозяйственной деятельности, хотя согласно постановлению Правительства РФ №1140 о стандартах раскрытия информации «ресурсники» в открытом доступе должны публиковать эти данные. Это постановление практически не выполняется, и мы не знаем, почему у нас такой высокий тариф, зато идет жесточайший контроль за деятельностью управляющих компаний через постановление Правительства РФ №731. Госжилинспекция жизни не даст, пока на сайте управляющей компании не будет выложена вся необходимая информация.

    Но есть проблема общая: и для управляющих компаний, и для «ресурсников». Это существующие нормативы на отопление и воду, которые гораздо ниже даже фактического потребления. Нормативы должны быть как минимум в два раза выше реального потребления, тогда будет экономическая, а не административная мотивация к энергосбережению. А сейчас собственникам ставят приборы учета, и в большинстве своем они начинают платить намного больше. Где мотивация?

    На сегодняшний день в коммунальной сфере города три естественных монополиста – ВоТГК, «Ульяновскэнерго» и «Ульяновскводоканал». Практически только у них сегодня можно получить ресурсы! Управляющие компании и ТСЖ будут вкладывать деньги в модернизацию, в реконструкцию для того, чтобы выполнить программу энергосбережения и сэкономить, а монополисты завтра повысят тариф на отопление или на воду. И вся работа насмарку? Где рынок, где возможность выбора у управляющих компаний, у муниципальных предприятий и предпринимателей? Сегодня у исполнителя и потребителя нет возможности выйти на оптовый рынок энергоресурсов и выбрать надежного поставщика с низкой ценой ресурса и на условиях сбалансированности договорных отношений. Пока не появится конкуренция, прозрачные и долгосрочные «правила игры», эффект от энергосберегающих технологий будет минимальным.

    В каких точках жизнь и закон кардинально расходятся в деле энергосбережения?

  • Игорь ЖУРАВЛЕВ Ульяновский филиал «Волжской ТГК», заместитель генерального директора

    В федеральном законе четко прописано, что устанавливает нормативы субъект федерации. Конкретно – Минэкономики. Проведенный в 2011 году независимый анализ потребления тепла в ульяновском жилом фонде показал, что при существующем нормативе 0,19 гигакалории на квадратный метр в некоторых домах норматив надо поднимать до 0,6. Но это невозможно. Поэтому один из основных подходов к экономии средств потребителей у энергетиков – это мероприятия по энергосбережению.

  • Владимир ЕГОРОВ ООО «Энергоэффективность», директор

    В законе есть понятие энергосервисного контракта, когда инвестор на свои средства проводит энергосберегающие мероприятия, а собственники некоторое время продолжают платить по-старому. Сэкономленная часть средств идет на возврат инвестиций, после этого жители начинают платить по факту и экономить. Эта схема до сих пор широко не применяется из-за недоработок законодателя: энергосервисный контракт можно заключить только при стопроцентном согласии жителей. Это очень жесткие условия. Даже проведение капитального ремонта требует согласия двух третей собственников.

  • Григорий НИКОЛАЕВ СРО «Симбирский дом», директор

    В Германии с 2009 года введена обязательная система оформления энергопаспортов (энергосвидетельств). На каждом бюджетном или муниципальном здании, в том числе и жилом доме, висит энергопаспорт, в котором четко указано, сколько объект должен потреблять энергии и сколько фактически потребляет. Кроме того, все операции с недвижимостью осуществляются только при наличии энергопаспорта, в том числе продажа-покупка квартир. Покупатель, как правило, отказывается от энергоемкой недвижимости. Законодатель ввел штраф за сделку без наличия энергопаспорта – 15 тысяч евро. Вот это реальный стимул к энергосбережению.

    Законодатель предусмотрел наказание за неисполнение требований закона об энергосбережении для ресурсных организаций, поставщиков, управляющих компаний… Для всех, кроме собственников жилых помещений. Но без их решения проводить энергосберегающие мероприятия на многоквартирных домах невозможно.

    По материалам uldelo.ru

    26.03.2012 г.

    При цитировании, копировании или перепечатке любых материалов сайта, обязательна активная ссылка www.alt-energia.ru
  • copyright(c)alt-energia.ru - 2010-2013
    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru